ЗА ЧТО ПОКВИТАЛИСЬ С ТРАНСПОРТНЫМ ПРОКУРОРОМ И НАЧАЛЬНИКОМ ПОЛИЦИИ? ИСТОРИЯ ОДНОЙ ПРОВОКАЦИИ, КОТОРАЯ ЗАКОНЧИЛОСЬ ПРИГОВОРОМ СУДА

0
2270

19 июня 2019года в Октябрьском районном суде Иркутска судьей Константином Авдеевым был вынесен приговор бывшему заместителю Иркутского транспортного прокурора Карапету Аршаковичу Геворкяну и руководителю линейного отдела МВД России на станции Иркутск-Пассажирский Григорию Прокофьеву. Оба оказались фигурантами коррупционного дела — их арестовали в начале 2017 года по подозрению во взяточничестве. Как установил суд, в сговоре с ними был еще один соучастник и не менее масштабная фигура — замначальника Восточно-Сибирского ЛУВД Алексей Ракульцев отработал в должности заместителя начальника 1,5 года. Григорий Прокофьев был назначен на свою должность чуть меньше года назад. Карапет Геворкян служил в структуре более 30 лет.

КОМУ ПОМЕШАЛИ ГЕВОРКЯН И ПРОКОФЬЕВ?

События этой запутанной истории начались с того что в ноябре 2016года на станции Зуй Линейным отделом Восточно-Сибирской железной дороги остановили 70 цистерн нефтепродуктов, которые перевозились и были оплачены по заниженному в два раза  тарифу. В связи с тем, что две проведенные следователем экспертизы установили то, что состав нефтепродукта в железнодорожных накладных не соответствует его содержимому (вместо дизельного топлива там был нефтяной дистиллят), а также был установлен ущерб АО «РЖД» в размере 4 миллионов рублей, то было принято решение о возбуждении уголовного дела. Были начаты процессуальные и оперативно-розыскные действия по факту внесения в железнодорожные накладные недостоверных сведений о наименовании груза, в отношении ЗАО ПК ДИТЭКО, а уже 5 декабря 2018г. было возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 165 УК РФ, то есть причинение ущерба АО «Российские железные дороги» в размере порядка 4 млн. рублей.

Как выяснилось позднее, дизельное топливо принадлежало ЗАО ПК «Дитэко», но предназначалось для московской компании  ООО «РусЭнерджи».

В момент  проведения проверки факта занижения транспортного тарифа и остановки вагонов заместитель Иркутского транспортного прокурора Карапет Геворкян находился в отпуске и физически не мог как либо влиять на результаты проверки. Однако, выявленная Григорием Прокофьевым схема занижения стоимости железнодорожного тарифа была взята на контроль Карапетом Геворкяном, который практически сразу по выходу из отпуска заявил на совещании о том, что дело имеет судебную перспективу. Это же докладывал и начальник линейного отдела полиции Григорий Прокофьев, который решил довести это дело до конца.

Сам Геворкян озвучил на совещании намерение провести полную проверку законности оплаты железнодорожного тарифа, уплаты акцизного налога в других городах России. В частности, планировалась проверка покупателей нефтепродуктов во Владивостоке, которая бы выявила масштабные хищения на занижении тарифа и банальное мошенничество, когда под видом дизельного топлива отгружались и продавались потребителям вместо дизельного топлива  нефтяной дистиллят.

Понимая, что законным путем решить вопросы с силовиками невозможно, владельцы нефтебизнеса и стоящие за ними силовики пошли по пути провокации преступления.

ИСТОРИЯ ОДНОЙ ПРОВОКАЦИИ

Практически сразу после возбуждения уголовного дела происходят сложно описуемые и тяжело передаваемые события по началу оперативной разработки УФСБ по Иркутской области первого подозреваемого – Евгения Селедцова. Коммерческий директор ООО «РусЭнерджи» Олег Харламов  обратился к контрразведчикам с заявлением о вымогательстве с него денег. Как он объяснил позднее в суде, обратиться в УФСБ его вынудило поведение Евгения Селедцова, который начал требовать с него 5 миллионов рублей  за решение вопросов с правоохранительными органами.  Олег Харламов уже под контролем оперативников  передал посреднику Евгению Селедцову для решения вопросов с руководителями следственных органов по простою 70 цистерн с топливом в связи с занижением тарифа фирмой Дитэко, а не «Русэнерджи».

О взятконосце Евгении Селедцове известно то, что он 11 сентября 2012 губернатором Иркутской области Сергеем Ерощенко он был назначен министром жилищной политики, энергетики и транспорта Иркутской области, где работал до 7 апреля 2014года. А уже 7 августа 2019г. Селедцов занял пост советника мэра г.Иркутска.

Советник мэра Евгений Селедцов, вымогавший 5 миллионов рублей для взятки Алексею Ракульцеву так и не сел на скамью подсудимых

Затем Селедцов, дабы не попасть на скамью подсудимых самому, начал активно сливать замначальника Восточно-Сибирского ЛУВД Алексея Ракульцева. О Карапете Геворкяне речь даже не шла, об его существовании никто не упоминал.

Как утверждали в суде адвокаты подсудимых, история с арестом их подзащитных это плохо завуалированная провокация взятки сотрудниками УФСБ по Иркутской области, что подтверждается многочисленными нестыковками, противоречиями и прямым нарушением УПК РФ и закона об оперативно-розыскной деятельности. Абсолютно очевидно, что целью всей проведенной операции явилось устранение препятствий  для ООО «РусЭнерджи» и ЗАО ПК ДИТЭКО по беспрепятственному перемещению нефтепродуктов по заниженной стоимости и как следствие, уклонение от уплаты акцизного налога на очень серьезную для государства сумму.

Но первая нестыковка в обвинении произошла в том, что вагоны, задержанные в ноябре 2016 года, были направлены по назначению 17.12.2016 года, запрет на отправку был снят, после изменения наименования груза в ж/д накладных. То есть, у собственника вагонов нет никаких опасений не получить отправленный груз и понести тем самым убытки. Однако, согласно материалов дела, именно с целью «освобождения» цистерн от ареста Харламов пытался вручить Селедцову 3 млн. рублей 27 декабря (!!!), то есть через 10 дней после отправки вагонов по назначению.

Первые встречи между Селедцовым и Харламовым,  под контролем оперативников УФСБ по Иркутской области, проходят 26 и 28 декабря 2016г., где Харламов настойчиво предлагает Селедцову получить деньги и решить вопрос с «уголовкой». Однако, уголовное дело вообще не имеет никакого отношения к ООО «РусЭнерджи».

Таким образом, Харламов совершает искусственное создание условий по склонению Селедцова к противоправным действиям, вводит последнего в заблуждение относительно необходимости разрешить несуществующие проблемы, то есть выполняет роль провокатора. Провокация взятки является преступлением и уже влечет уголовную ответственность.

Далее в ходе общения 17 января 2017 года Селедцов фактически отказывается от совершения преступления, сообщив: «Если хочешь дальше через меня вопросы решать, это должна быть позиция, я являюсь реально представителем команды. Мои интересы должны быть выражены в физических единицах. Поэтому, официальное трудоустройство с зарплатой в 500 тыс. руб. в месяц в течение полугода. Все остальные вопросы будем обсуждать, когда это будет сделано? Ну пока предмет дальнейшего разговора я не вижу».

Не получив нужного для себя результата, оперативники УФСБ продолжили провокацию и подстрекали Селедцова действовать дальше.

Адвокатом было заявлено в суде то, что при указанных обстоятельствах в действиях сотрудников УФСБ, осуществляющих ОРМ в отношении Селедцова, через привлечение к ОРМ непосредственно заявителя Харламова имели место подстрекательские действия, спровоцировавшие Селедцова, Ракульцева на совершение противоправных действий. То есть оперативники сами совершили преступление, пытаясь спровоцировать Селедцова на получение им денег.

Но 2 февраля 2017г. Евгений Селедцов был задержан при получении 5 миллионов рублей от Олега Харламова, именно как взятку за решение вопросов его фирмы!!! Очевидная предвзятость следствия к представителям полиции проявилась с момента задержания Селедцова с поличным, то есть с пятью миллионами рублей. Несмотря на то, что в его действиях совершенно отчетливо вырисовывался состав особо тяжкого преступления – посредничества при передаче взятки, он был отпущен на свободу и приобрел статус свидетеля. Действия Селедцова следствие признало добровольным сообщением о требовании с него взятки полицейским Ракульцевым.

Совершенно ясно ТО, что следователя Восточно-СибИрского СУ на транспорте СКР и оперативников УФСБ по Иркутской области  интересовал не бывший министр Селедцов, а непосредственные руководители силовых органов, которые сами того не понимая разоблачили крупнейшую аферу по уклонению от уплаты налогов и занижению железнодорожного тарифа при крупных перевозках нефтепродуктов. В судебном заседании Григорий Прокофьев неоднократно заявлял о том, что сумма причиненного ущерба государству от недоплаты акцизного сбора якобы «потерпевшей» стороны – ООО «РусЭнерджи» составила порядка 350 миллионов рублей (!!!). Причем именно эту сумму уклонения от налогов  обсуждали на оперативной записи Харламов и Селедцов.

Отсюда вырисовывается совершенно понятная цель «фальшивого потерпевшего», а в действительности «засланного провокатора» Олега Харламова любой ценой усадить оперативников, распутывающих цепочку криминальных перевозок нефтепродуктов, а с ними и надзирающего прокурора Карапета Геворкяна.

Из приговора суда следует, что «Селедцов Е.В., выступающий в качестве посредника, получил от взяткодателя часть взятки, в виде денег в сумме 5 000 000 рублей для последующей передачи Ракульцеву А.Н. Далее, Ракульцев А.Н., действуя умышленно, в рамках единого умысла с Геворкяном К.А., Прокофьевым Г.А., получил через посредника взятку в виде денег, 40 пачками с банкнотами, имитирующими 20 000 000  рублей, в которых находились 150 000 рублей и банкноты, являющиеся муляжом денежных средств.»

На самом же деле, в материалах дела вообще нет никаких упоминаний о существовании прокурора Геворкяна во всей схеме передачи денег. Сложная цепочка переговоров и взаимных препирательств между Харламовым-Селедцовым- Ракульцевым, которая, если верить обвинению, продолжалась с ноября 2016года до февраля 2017года обрывается именно на Ракульцеве.

КАК СУДЬЯ АВДЕЕВ «ДОКАЗЫВАЛ» ЗА ПРОКУРОРА  ВИНУ ПОДСУДИМЫХ?

Действующего прокурора арестовали за получение взятки только на одних показаниях замначальника Восточно-Сибирского ЛУВД Алексея Ракульцева. Следствие, понимая свою оплошность, пошло уже проторенной дорогой склонения одного из обвиняемых к сделке. На сделку со следствием пошел замначальника Восточно-Сибирского ЛУВД Алексей Ракульцев. В надежде получить минимальный срок наказания Ракульцев дал показания в отношении Геворкяна и тот был арестован и привлечен по делу как соучастник. Иначе уголовное дело пришлось бы прекращать и реабилитировать всех.

Григорий Прокофьев (слева) и оговоривший прокурора Геворкяна Алексей Ракульцев (справа)

В своих показаниях, которые  Ракульцев давал, чтобы скорее выйти на свободу как условие его сделки, он сообщил о том, что действительно единожды разговаривал с Геворкяном о деньгах и обсуждал с ним сумму предполагаемой взятки. Однако, в судебном заседании никто из свидетелей не подтвердил данного разговора. В судебном заседании все фигуранты данного дела вообще отрицали какое либо участие Геворкяна в переговорах о деньгах.

Практически весь судебный процесс судьи Константина Авдеева проходил с одной лишь целью – это оправдание действий оперативников УФСБ и следствия по незаконному аресту действующего прокурора и начальника полиции. В приговоре судья Авдеев, по словам Геворкяна, извратил все собранные доказательства. Так, например, он перечислил всех свидетелей, дававших показания в пользу Геворкяна и написал что они подтвердили факт получения им взятки, не приводя никаких суждений данных свидетелей. А тот факт, что Геворкян вообще написал заявление об уходе на пенсию суд вообще оставил без внимания. Хотя подсудимым вменялось требование денег для длительного «крышевания» бизнесменов, о чем и рассказывал полицейский Ракульцев в суде.

Ни на одной из оперативных записей переговоров по передаче денег нет никакого упоминания о роли подсудимых Геворкяна и Прокофьева во всей истории с задержанием цистерн с топливом. Более того, доказательств, подтверждающих передачу Селедцову денег в размере 20 млн. рублей по делу также не имелось и не было представлено суду. В суде не было никаких доказательств, позволяющих утверждать, что Харламов имел намерения передать Селедцову для последующей передачи денег в размере 20 млн. рублей Геворкяну. Ведь до 10 января 2017года даже взяткодатель не знал того, что он кому то должен отдать 20 млн. рублей.

Сам Карапет Геворкян, несмотря на длительный период своего содержания под стражей, так и не признал своей вины в совершенном преступлении. Будучи прокурором и отдав жизнь служению закона, он посчитал, что в суде его обязательно услышат. Однако, суд не воспринял ни одного из доводов его адвокатов. Ситуация с арестом и осуждением действующего прокурора страны по делу о взятке без записи переговоров, без передачи денег, а только на одних показаниях лица, подписавшего сделку, является абсолютно исключительной. Фактически, прокурора осудили по доносу Алексея Ракульцева, который был полностью зависим от следствия и давал показания, дабы облегчить свою участь. Федеральный судья Константин Авдеев, по мнению защитников, до того увлекся версией Ракульцева, что даже вышел за рамки обвинения и начал придумывать факты, которые вообще никем не озвучивались, а сам Ракульцев их отрицал в суде. Судья дважды прямо в суде угрожал Ракульцеву тем, что ему могут изменить его приговор, вынесенный в рамках досудебного соглашения, если тот отклониться от версии следователя.

Судья Константин Авдеев, игнорируя указания Верховного Суда России, посчитал приговор этого же суда по выделенному уголовному делу в отношении Алексея Ракульцева преюдициальным, то есть все то, что наговорил сам Ракульцев для выгораживания себя судья Авдеев посчитал не требующим повторного доказывания. То есть показания всех свидетелей и подсудимых, которые опровергли слова Ракульцева судья Авдеев даже не стал принимать к сведению.

Как рассказывает сам Карапет  Аршакович, – приговор суда был написан так, чтобы никто не понял о чем в нем идет речь. С ним поквитались очень серьезные люди за то, что полез туда, куда ему не следовало лезть. Его настойчивость в расследовании фактов занижения стоимости железнодорожного тарифа грозила вылиться в огромный скандал, который бы мог повлечь очень серьезные последствия и отставки на железной дороге. Естественно, –  считает  Геворкян, – если бы нам позволили завершить начатое расследование, то государству бы вернулись сотни миллионов рублей в виде взыскания акцизного сбора со всех сделок по реализации топлива под видом необработанной нефти. Покровители этого теневого бизнеса не могли допустить таких убытков потом, по мнению прокурора, была организована одна большая провокация, результаты которой полностью устроили заказчиков всей этой схемы.

Факты неуплаты акциза фактически признал Харламов в суде, подтвердив правильность проведенных экспертиз топлива  обязанности продавца уплачивать акцизный сбор.

Назначая суровое наказание в 8 лет лишения свободы, судья Авдеев даже не посмотрел на состояние здоровья Геворкяна и его возраст 67 лет, назвав его в приговоре зрелым мужчиной.

Приговор Октябрьского районного суда г. Иркутска был оспорен защитой в Иркутский областной суд. Заседание суда еще не назначено. Сами защитники особых надежд по апелляцию не возлагают, но добиваться справедливости намерены до конца.

Редакция будет следить за развитием событий этого запутанного дела. А мы с Вами будем продолжать заливать в бензобаки вместо дизельного топлива нефтяной дистиллят, поскольку его продажа под видом качественного топлива очень выгодна силовикам и они готовы смести со своего пути любого, кто помешает этому криминальному бизнесу.

 

Андрей Смирнов